А.С.Пушкин - Наполеон - текст песни, слова, перевод, видео

Исполнитель: А.С.Пушкин

Название песни: Наполеон

Дата добавления: 25.05.2022 | 23:06:05

Просмотров: 2

0 - текст верный

0 - текст неверный

Ознакомьтесь с текстом песни А.С.Пушкин - Наполеон

Чудесный жребий совершился:
A wonderful lot was accomplished:
Угас великий человек.
The great man faded.
В неволе мрачной закатился
In captivity rolled gloomy
Наполеона грозный век.
Napoleon the Terrible Age.
Исчез властитель осужденный,
The ruler of the convict disappeared,
Могучий баловень побед,
Mighty Balovy Victory
И для изгнанника вселенной
And for the exile of the universe
Уже потомство настает.
The offspring is already coming.


О ты, чьей памятью кровавой
Oh you whose memory is bloody
Мир долго, долго будет полн,
The world will be full for a long time, for a long time
Приосенен твоею славой,
Prosiceen with your glory
Почий среди пустынных волн...
Sour among desert waves ...
Великолепная могила!
Great grave!
Над урной, где твой прах лежит,
Above the urn, where your ashes lies,
Народов ненависть почила
The hatred rested with the peoples
И луч бессмертия горит.
And the ray of immortality is on fire.


Давно ль орлы твои летали
For a long time, your eagles flew
Над обесславленной землей?
Above the desired land?
Давно ли царства упадали
How long did the kingdoms fall
При громах силы роковой;
With thunders of fatal power;
Послушны воле своенравной,
Obedient to the will of the wayward,
Бедой шумели знамена,
The troubles were noisy, the banners were noisy
И налагал ярем державный
And imposed a sovereign
Ты на земные племена?
Are you on earthly tribes?


Когда надеждой озаренный
When the hope is illuminated
От рабства пробудился мир,
From slavery, the world awakened,
И галл десницей разъяренной
And gall with a right -winged
Низвергнул ветхий свой кумир;
He overthrew his idol of his idol;
Когда на площади мятежной
When on the area of ​​the rebellious
Во прахе царский труп лежал,
The royal corpse lay in the dust,
И день великий, неизбежный —
And the day is great, inevitable -
Свободы яркий день вставал, —
Freedom got a bright day - -


Тогда в волненье бурь народных
Then in the excitement of folk storms
Предвидя чудный свой удел,
Anticipating your wonderful destiny,
В его надеждах благородных
In his hopes of noble
Ты человечество презрел.
You despised humanity.
В свое погибельное счастье
In its destructive happiness
Ты дерзкой веровал душой,
You boldly believed in your soul
Тебя пленяло самовластье
I was captivated by autocracy
Разочарованной красой.
Disappointed beauty.


И обновленного народа
And updated people
Ты буйность юную смирил,
You humble the young riot,
Новорожденная свобода,
Newborn freedom,
Вдруг онемев, лишилась сил;
Suddenly numb, lost strength;
Среди рабов до упоенья
Among slaves before the wise
Ты жажду власти утолил,
You quenched the authorities of the authorities
Помчал к боям их ополченья,
I rushed to the battles of their militia,
Их цепи лаврами обвил.
Their chains wrapped with laurels.


И Франция, добыча славы,
And France, the extraction of fame,
Плененный устремила взор,
The captive fixed the gaze,
Забыв надежды величавы,
Forgetting the hopes of the majestic,
На свой блистательный позор.
On your brilliant shame.
Ты вел мечи на пир обильный;
You led swords to the feast of abundant;
Все пало с шумом пред тобой:
Everything fell with a noise before you:
Европа гибла — сон могильный
Europe is perished - a grave dream
Носился над ее главой.
He rushed over her head.


И се, в величии постыдном
And before, in the greatness of shameful
Ступил на грудь ее колосс.
The colossus stepped on her chest.
Тильзит!.. (при звуке сем обидном
Tilsit! .. (with the sound of the offensive
Теперь не побледнеет росс) —
Now Ross will not turn turned pale) -


Тильзит надменного героя
Tilsitis of an arrogant hero
Последней славою венчал,
The last glory crowned
Но скучный мир, но хлад покоя
But a boring world, but a clergyman
Счастливца душу волновал.
The lucky one worried the soul.


Надменный! кто тебя подвигнул?
Haughty! Who moved you?
Кто обуял твой дивный ум?
Who mastered your marvelous mind?
Как сердца русских не постигнул
Like the hearts of Russians did not comprehend
Ты с высоты отважных дум?
Are you from the height of brave thoughts?
Великодушного пожара
Gentic fire
Не предузнав, уж ты мечтал,
Without hesing, you really dreamed
Что мира вновь мы ждем, как дара;
That we are waiting for peace again, like a gift;
Но поздно русских разгадал...
But late Russians solved ...


Россия, бранная царица,
Russia, swearing queen,
Воспомни древние права!
Take the ancient rights!
Померкни, солнце Австерлица!
Freeze, the sun Austrilia!
Пылай, великая Москва!
Puffy, great Moscow!
Настали времена другие,
Other times have come
Исчезни, краткий наш позор!
Give away, our brief shame!
Благослови Москву, Россия!
Bless Moscow, Russia!
Война по гроб — наш договор!
The war on the coffin is our contract!


Оцепенелыми руками
With a numb hands
Схватив железный свой венец,
Grabbing his iron crown,
Он бездну видит пред очами,
He sees the abyss before the eyes
Он гибнет, гибнет наконец.
He dies, finally dies.
Бежат Европы ополченья!
The militia is running in Europe!
Окровавленные снега
Blooded snow
Провозгласили их паденье,
Proclaimed their fall,
И тает с ними след врага.
And the trace of the enemy is melting with them.


И все, как буря, закипело;
And everything, like a storm, boiled;
Европа свой расторгла плен;
Europe was captured by its captivity;
Во след тирану полетело,
The tyrant flew in the trail,
Как гром, проклятие племен.
Like thunder, curse of tribes.
И длань народной Немезиды
And the hand of the Nemesis
Подъяту видит великан:
I will lift the giant:
И до последней все обиды
And to the last all resentment
Отплачены тебе, тиран!
Squeezed to you, tyrant!


Искуплены его стяжанья
Its acquiring his acquisitions
И зло воинственных чудес
And evil of warlike miracles
Тоскою душного изгнанья
Too stuffy expulsion
Под сенью чуждою небес.
Under the canopy of an alien heaven.
И знойный остров заточенья
And the sultry island of the sharpeners
Полнощный парус посетит,
A full sail will visit,
И путник слово примиренья
And traveler the word reconciliation
На оном камне начертит,
He will draw on this stone,


Где, устремив на волны очи,
Where, having rushed to the waves of the eyes,
Изгнанник помнил звук мечей,
The exile remembered the sound of swords,
И льдистый ужас полуночи,
And the ice horror of midnight,
И небо Франции своей;
And the sky of France;
Где иногда, в своей пустыне
Where sometimes, in its desert
Забыв войну, потомство, трон,
Forgetting war, offspring, throne,
Один, один о милом сыне
One, one about a sweet son
В унынье горьком думал он.
He thought Gorky with Gorky.


Да будет омрачен позором
Let it be overshadowed by shame
Тот малодушный, кто в сей день
That cowardly, who is this day
Безумным возмутит укором
The crazy will outrage with reproach
Его развенчанную тень!
His debunk shadow!
Хвала! он русскому народу
Praise! He is the Russian people
Высокий жребий указал
High lot indicated
И миру вечную свободу
And the world of eternal freedom
Из мрака ссылки завещал.
I bequeathed from the darkness of the link.
Смотрите так же

А.С.Пушкин - реп Пушкина

А.С.Пушкин - Простишь ли мне ревнивые мечты

А.С.Пушкин - Пророк 1826

А.С.Пушкин - Евгений Онегин - Лекция В. Непомнящего. 2 часть.

А.С.Пушкин - Цветок

Все тексты А.С.Пушкин >>>